RSS
ПОЛИТИКА ЕЩЕ

Украинская зима 2014 года - это европейская катастрофа

Может, я чего не понимаю в этом зворохобленому мире, может, что-то пропустил? С каких это пор самые титулованные и статусные правозащитники взяли себе за правило подавать руку палачам и тем, кто пишет для них приказы? До сих пор, кажется, такого не было, даже во времена, когда террор против собственного народа достигал любых мыслимых пределов. Осуждение, презрение, полное игнорирование были оружием омбудсменов против тех, кто презирал человеческие права, более того, лишал своих же граждан здоровья и жизни.
Вот читаю о встрече еврокомиссара по правам человека Нила Муйжниекса с украинским и.о. министра внутренних дел Захарченко. Крупнейший правозащитник ЕС (по крайней мере по статусу) считал целесообразным подать руку человеку, под руководством которого тысячи «беркутовцев» на улицах и площадях украинских городов устроили настоящие «хрустальные ночи», а легионы «титушек» (теперь их, может, стоит называть «дружинниками») сеют террор среди обывателей. Человеку, по которому плачет скамья подсудимых в Гааге.

Пожатием руки здесь не обошлось. Обратите внимание на формулировку: г-н Муйжниекс... «попросил» Захарченко «не делегировать функции милиции "каким-то третьим силам". Покорнейше, видать, попросил. Ибо на замечание, что «Беркут» в принципе не имеет права избивать протестующих дубинками по голове, и.о. смиренно согласился: "именно такое действие милиции было неправильным".

Словом, получился этакий милый разговор о размозженных черепах, выбитых глазах (как вам - «от эластичных пуль травмы через рикошет»), поломанных ребрах. О шестерых погибших от пуль «неизвестного происхождения» и речь не шла. По крайней мере, об этом официальные медиа скромно молчат...

«Я не знаю, что случилось с этим континентом, с его энергией, отвагой, экспансивностью, интересом, витальностью», - написал Анджей Стасюк в своем эссе на страницах Die Welt. И далее: «Она (Европа - Авт.) аж дрожит от того, что так может быть, потому что это означает одни лишь хлопоты. Она уменьшается, кулиться, прячется за занавеской. Сумасбродно подсчитывает выгоды и убытки. Умирает от страха за свое произведение. За своё отвратительное спокойствие, неприличное благосостояние, гадостное самодовольствие.

Украинская зима 2014 года - это европейская катастрофа. Я смотрю на изображение с заледенелого Киева, на людей, которые готовы погибать за свободу, и пытаюсь вспомнить какой-нибудь “европейский” порыв такой же силы за последние несколько десятков лет. Вижу Берлин в 1953-м, Будапешт в 1956-м, Прагу в 1968-м, Гданьск в 1970-м».
Анджей Стасюк, и, наконец, каждый более-менее образованный европеец среднего возраста, мог бы продолжить эту длинную цепь европейских порывов к свободе. Но есть одна вещь, которую тоже не отнимешь, не сотрешь из истории нашего континента. О ней уже давно, - сравнительно, - во времена чеченской бойни, написал французский философ Андре Глюксман: «Европейцы рискуют снова испачкаться "преступлением безразличия", о котором говорил австрийский писатель Герман Брох. "Преступление безразличия" сегодня - забыть о антиколониализме. Массовое убийство чеченцев - это колониальная война, которая длится три века».

Затем была Грузия...

То, что происходит сейчас на Майдане, на Грушевского, на улицах юго-восточных городов Украины - это тоже война, которая продолжается уже более трех веков. Смыслы этой схватки - не в противостоянии с режимом Януковича (хотя так может показаться на первый взгляд), а в борьбе против колониального наследия, против старых привычек. В конце концов, смыслы «за» перевешивают все «против»: украинцы вышли и воюют за Европу. Ту Европу, которая считает нормальным подавать руку их палачам, которая, по выражению того же Анджея Стасюка, смотрит на отчаянное «одиночество» Украины. А тем временем, говорят, что Брюссель отказался вводить санкции против украинских чиновников именно по просьбе еще одного поляка, главы местного МИДА Радислава Сикорски: "Мы не можем игнорировать опасности того, что если ситуация ухудшится, а это пока что вполне вероятно, то эта 40-миллионная страна, и количество беженцев затронет всех нас", - заявил этот господин.

Я понимаю: дипломатия... «Наш самый большой пряник - это образ жизни, наш сильнейший кнут - закрытые двери», - сказал как-то президент Европейского Совета Герман ван Ромпей. Но, извините, нужна ли нам такая Европа?

Игорь Гулык, главный редактор "Львовской газеты"
Подписывайтесь на iPress.ua в социальных сетях Twitter, Facebook и Google+. Будьте в курсе последних новостей. Если вы заметили ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить редакции
Расскажите друзьям!

Читайте новости на Украинском языке.

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

КОММЕНТАРИИ (0) +

Добавить комментарий

12 02 2014 16:03
ТЕГИ: Евросоюз
МЕДИА
iPRESS советует
СТАТЬИ