RSS
БЛОГИ

Харви Милк и Украина. Полтора года спустя

Некоторое время назад я написал как мне тогда казалось программную статью о том, что Украина нуждается в своем ЛГБТ герое. Время показало, что таких героев много, но ни один так и не стал лидером.

За полтора года со времени написания статьи для нескольких британских изданий об ЛГБТ движении в Украине в стране изменилось пусть не многое, но достаточно. Массовая гомофобия общества идет на убыль, медленно, но уверенно. В этом неоспоримая заслуга многих активистов, кого я постоянно критиковал раньше. Они за полтора года сумели изменить тренд. Впрочем, критиковать все равно есть за что, ведь никто не идеален.

Тогда, перед местными выборами 2015 года, я рассматривал проблему отсутствия лидеров движения исключительно в политической плоскости. Время показало, что суть вопроса – далеко не в политике, а в смысле движения и самом понятии лидерства.

В 2015 году я писал о том, что Киев – это далеко не вся страна и что о появлении ЛГБТ движения можно говорить лишь в том случае, когда акции за права меньшинств пройдут и в других городах. В 2017 году я смело утверждаю, что это свершилось. Поздравляю нас всех.

Вместе с тем, удивительно, что движение сразу же пытаются политизировать. Но только не для того, чтобы помочь какому-нибудь обычному мальчику или девочке стать Харви Милком украинской политики, а чтобы завоевать голоса некоторых членов коммьюнити. То есть, по сути эти политические проекты нас используют, как делают все остальные партии со всем населением Украины.

Другой тренд – в Украине «старые», «заслуженные» ветераны ЛГБТ-движения стараются на базе КиевПрайда создать некое подобие организованного сообщества. Это, конечно, является абсолютно неестественным. Организации, проводящие Прайды, во многих странах являются специфическими, ориентированными на проведение только таких видов мероприятий в стране. Никакой другой смысловой нагрузки они не несут и никого не объединяют в масштабах страны.

Вполне понятно, почему в Украине все делается наоборот: все те, кто претендует на лидерство или на голос сообщества, занимаются организацией Прайда и именно в нем видят основную цель жизни сообщества и фундамент для объединения. То есть, не имея возможности пока что коммерциализировать Прайд, как это есть в других странах, украинские ЛГБТ-активисты пытаются коммерциализировать и приватизировать все движение.

Я их понимаю – мы все ощущаем, что общество меняется и уже через несколько лет ЛГБТ в Украине станут внушительной силой. Вот почему каждую неделю появляются в коммьюнити очередные каплины, тимошенко, яроши и другие сказочные персонажи. Те, у кого «нос по ветру», чуют, что парадигма изменится довольно-таки скоро.

Не в последнюю очередь этому сопутствует и полный политический и общественный проигрыш крайних правых. Они больше не способны на создание каких-либо серьезных осложнений или проблем для ЛГБТ-сообщества, да и украинцы стали меньше поддерживать радикальные провокации против оппонентов. Общество устало от негатива, от кого бы он не исходил.

Вместе с тем, риторика правых и активистов гей-движения (нужно подчеркнуть, что большинство пропагандистов ненависти являются именно парнями, а не девушками) стремительно накаляется. Мы видели эти явно провокационную рекламную продукцию в Киеве накануне Прайда, мы все прекрасно видим в фейсбученьке, как оппоненты друг друга обливают грязью.

Теперь у нас появляется другая проблема – ненависть. Переборов страх перед радикалами, ЛГБТ сообщество, взирая на ветеранов движения, активно участвует в создании и распространении ненависти, нетерпимости к инакомыслию и неприятию чужой точки зрения. И это очень печально.

Если мы действительно говорим о западном образце толерантности и равенства, то просто загуглите, какие парады проводят коммунисты, нацисты и другие маргиналы в тех же странах, где проходят отличные гей-парады.

Это может быть печально, но это факт: в Европе уже давно наряду с ЛГБТ движением очень влиятельны радикальные политические движения, по сравнению с которыми «правосексуалисты» и украинские националисты – просто первоклассники. Вот это является вызовом для ЛГБТ сообщества в мире, которое считало, что их права уже незыблемы и установлены навсегда. Каждый день, в каждой развитой стране, ЛГБТ должны бороться за свои права. 

В этом вызов для Украины – нам всем нужно научиться слушать друг друга. Я отчетливо понимаю, что ЛГБТ активисты взаимно оскорбляющие и ненавидящие радикалов поступают неправильно. Лично меня родители научили, что никогда не нужно опускаться до уровня тех, кто тебя оскорбляет. Наоборот, нужно пытаться их дотянуть до своего. Но я – не активист, я пассивист, что с меня взять!

Ни один из руководителей ЛГБТ-организаций или активистов не смог пройти мимо каких-то маловажных слов неизвестных никому радикалов, не отреагировав в точно таком же духе, как и они. Дискуссии в стиле «сам дурак» являются нормой для тех, кто претендует на лидерство в движении и системообразующую роль в нем.

В этом сдвиг акцентов в Украине: если раньше я не верил в существование движения и думал, что лишь какой-то герой, ставший политиков, сможет подстегнуть его образование и систематизацию, то теперь я абсолютно уверен, что героев много, политиков тоже достаточно. Нет только лидеров.

Я редко говорю комплименты, но не могу не сказать, что абсолютно все мои знакомые ЛГБТ активисты сделали все, что могли и даже больше для того, чтобы склонить весы  общественного мнения в пользу ЛГБТ. И автоматически, даже без особых усилий, с этих весов просто слетела повестка дня радикалов. Обществу она стала просто неинтересна.

Но при этом ужасно то, что ЛГБТ активисты в своем большинстве наследуют модели поведения своих оппонентов, критикуя их и отказываясь понимать и принимать. Все эти радикалы и даже нацисты, увы, тоже имеют право на свою точку зрения и на то, чтобы быть услышанными. Не может быть так, что ЛГБТ организации будут что-то диктовать и все должны с ними соглашаться. Демократия – это не «одобрямс», это дискуссия.

Почему я опять пишу и ворошу память Харви Милка? Потому, что кроме смелости быть политиком и открытым геем, у него была смелость быть хорошим и добрым человеком. Он не писал пасквили на своих оппонентов, не организовывал против них провокаций, не оскорблял их и их приверженцев нецензурными и обидными словами. Он был лидером и символом потому, что у него было моральное право быть им.

Ни у одного гей-активиста, которого вы можете назвать или знать лично, такого морального права быть лидером нет. Большинство из них использует сообщество или делает добро в расчете на отдачу.

Тех, кто делает хорошие дела и поддерживает ЛГБТ коммьюнити просто так, без рекламы, громких лозунгов и должностей, без краудфандинга и организаций можно перечесть на пальцах. И ни один из них не является известным человеком или руководителем какой-либо организации. Все они – что называется, подвижники. Своеобразные ЛГБТ-апостолы, хоть очень многие активисты и радикально настроены против церкви.

Сейчас нам всем нужен не политик и общественный деятель Харви Милк, но Человек, друг, брат, милосердный, добрый и морально сдержанный лидер, который своим собственным примером будет не только показывать открытость ЛГБТ, но и станет моральным авторитетом для большинства. Всем нужен пример, на который можно равняться.

Вот этот абсолютизм мышления, когда, мол, я исключительно прав, а другие исключительно неправы – именно этот абсолютизм мы видим сейчас в среде ЛГБТ активистов. Они в большинстве отказываются принимать другую точку зрения и понимать, а, может, и поддерживать ее.

Практически никто из активистов не готов извиниться за свои собственные слова и ошибки, свою неуступчивость и нетерпимость. Но именно с этого начинается рост – с признания и исправления своих ошибок, примирения и нахождения если не точек соприкосновения, то хотя бы консенсуса и невмешательства.

Нет ничего страшного в том, чтобы из врага сделать друга, быть выше, не опускаться до уровня базарных разборок и подавать пример. Но увы. «Сам дурак» намного проще, чем понять и, возможно, просто промолчать.

У нас кризис не политиков, политиканов, «говорящих голов» или героев. У нас нет моральных примеров, моральных лидеров, которым не нужны должности, деньги, лавры, гранты и прочая дребедень. Вернее, они есть, но они не «на баррикадах», не с флагами или плакатами наперевес, не выступают по телеку и не пишут политических деклараций. Лидеры не бросаются оскорблениями, а объединяют; не ищут виновных, а стараются найти компромисс.

Они просто живут рядом с нами так, чтобы мы могли с них брать пример. Вопрос лишь только в том, сделаем ли мы это или продолжим формировать ЛГБТ-движение на ценностях противоречия, нетерпимости, скандалов, неприязни и отторжения. Конечно, проще быть провокатором, спикером, активистом, артистом, чем просто быть хорошим и умным человеком.

И все же я верю, что рано или поздно представители ЛГБТ-сообщества придут к осознанию необходимости переосмысления ценностей и смещения центра дискуссии с «сам дурак» и злорадства на действительно важные и нужные темы. Точно так же, как общество сбросило со счетов радикалов и отмело националистическую повестку, ЛГБТ могут наконец дорасти до концентрации на позитиве и толерантности и найти для себя настоящих лидеров. Среди них и будет Харви Милк. 

Підписуйтесь на iPress.ua в соціальних мережах Twitter, Facebook та Google+. Будьте в курсі останніх новин. Якщо ви помітили помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter, щоб повідомити редакцію
Розкажіть друзям!

Читайте новини також російською мовою.

НОВИНИ ПАРТНЕРІВ
НОВИНИ ПАРТНЕРІВ

КОМЕНТАРІ (0) +

Додати коментар

20 06 2017 17:03
МЕДІА
iPRESS РАДИТЬ
СТАТТІ